Angelologia. Православное учение об Ангелах

  • На главную страницу
  • Патрология
  •  

    Angelologia. Православное учение об Ангелах

    ___________________

    А. Р. Фокин

    Учение об ангелах святителя Григория I Великого (Двоеслова), папы Римского

    Фрагмент статьи "Григорий I Великий" из т. XII "Православной Энциклопедии", Москва. 2006 г.

     

    Святитель Григорий Великий, Двоеслов, папа Римский. Икона XVIII в. Хилендарский монастырь.

     

    В истории догматики роль Григория Великого заключается не столько в разработке новых подходов и методов богословия, сколько в популяризации богословского учения ранних отцов и учителей Церкви, прежде всего блж. Августина. Существенное развитие у Григория Великого получает нравственно-аскетическое богословие и учение о мистическом богопознании. <…>

     

    Учение об ангелах

    Согласно Григорию Великому, Бог есть Причина причин, Жизнь живущих и Разум разумных тварей (Ibidem). Разумные твари — это ангелы и люди, которых Бог создал для познания Себя (In Evang. 34. 6). По мнению Григория Великого, ангелы по сравнению с людьми являются чистыми духами, обладают невидимой и бестелесной природой, не облеченной в плоть; однако по сравнению с Богом, высшим и безграничным Духом, ангелы суть тела, ограниченные в пространстве (loco quidem circumscripti sunt — Moral. II 3. 3; II 7. 8–9; IV 3. 8; In Evang. 34. 13; Dial. IV 3, 29). Вечность ангелов, так же как и человеческих душ, указывает на их подобие (similitudo) Богу (In Evang. 34. 6), причем подобие Божие в ангелах запечатлено более отчетливо, как "точный отпечаток" (signaculum Dei similitudinis — Moral. XXXII 23. 47; In Evang. 34. 7). Ангелы намного превосходят людей в знании, поскольку они созерцают Источник знания, но их знание ничтожно мало по сравнению с Божественным знанием (Moral. II 3. 3). Полнота и степень знания ангелов зависит от того, насколько они приближаются к ведению Бога "заслугой достоинства" (per meritum dignitatis — In Evang. 34. 10). Для сообщения своих мыслей Богу и друг другу ангелы не нуждаются в словах, но непосредственно видят сердечные помышления друг друга (Moral. II 7. 9–10).

    Григорий Великий заимствовал из корпуса "Ареопагитик" учение о 9 ангельских чинах, последование которых у него — ангелы, архангелы, силы, власти, начала, господства, престолы, херувимы, серафимы (In Evang. 34. 6–14; ср.: Moral. XXXII 23. 48), — несколько отличается от их последования в "Ареопагитиках". Названия ангельских чинов указывают на должность (officium) или служение (ministerium) ангелов, а не на их природу (In Evang. 34. 8–10). Высшие ангельские чины начальствуют над низшими (Ibid. 34. 10, 12; Moral. IV 29. 55), а также просвещают их умственные очи для вышнего познания (In Evang. 34. 11). Низшие ангельские чины посылаются в мир для служения людям. К каждому народу и человеку приставлены свои ангелы-хранители, которых Григорий Великий называл консулами и даже царями (reges — Moral. IV 29. 55). Ангелы исходят от Бога во внешний мир, "духовно присутствуют" в нем, однако благодаря внутреннему созерцанию они всегда сохраняют связь с Богом и никогда не отступают от Его созерцания и предстояния Ему (Ibid. II 3. 3; In Evang. 34. 13). Высшие ангельские чины вообще никогда не отлучаются от горнего, они не служат, а только предстоят Богу (In Evang. 34. 12). Все ангельские чины, устоявшие после падения диавола, вместе с праведными людьми составляют Небесный Град (superna civitas — Ibid. 34. 11). До своего падения сатана был выше всех остальных ангелов по достоинству, поэтому после падения он был осужден без всякого снисхождения (Moral. XXXII 23. 47). Причину падения сатаны Григорий Великий традиционно видит в гордыне (superbia) и желании стать подобным Богу (In Evang. 34. 9). Бог не проявил милосердия к падшим ангелам и не восставил их, как людей, потому что они не были причастны никакой плотской немощи и поэтому не могут иметь прощения в совершённом грехе (Moral. IV 3. 8).

     

    Антропология

    Подобно блж. Августину, Григорий Великий полагал, что человек сотворен Богом для того, чтобы восполнить недостаток в числе ангелов, образовавшийся после падения диавола и последовавших за ним ангелов (In Evang. 34. 6, 11; ср.: Aug. Enchirid. 28–29; Idem. De civ. Dei. XXII 1). Человек есть та евангельская десятая драхма, которая была потеряна и вновь найдена (ср.: Лк 15. 8–10), восполнив собой круглое число избранных Богом (electorum numerus — Greg. Magn. In Evang. 34. 6). Так же как и ангелов, Бог создал людей для познания Себя (Ibidem; Moral. XXVI 44. 79). Григорий Великий полагал, что человек был сотворен по образу (Moral. XXXIII 2. 4; In Evang. 28. 2–3; 34. 6; In Cantic. I 28) и подобию Божию (Moral. XVI 44. 56; XXIX 10. 21; XXXII 23. 47), хотя не всегда четко разграничивал эти понятия (напр., Moral. XXIX 10. 21). Образ Божий он относил к духовной природе человека (mens — Ibid. XXXIII 2. 4), или к его разуму (ratio, sensus rationabilis — Ibid. XXIX 10. 21). Подобие Божие, под которым Григорий Великий иногда понимал бессмертие (immortalitas — In Evang. 34. 6), человек имел в первоначальном состоянии, но утратил после грехопадения (Moral. XXIX 10. 21; In Evang. 34. 6). В отличие от ангелов, человек двусоставен: его природа состоит из духа и тела (Moral. II 7. 8). Человек есть микрокосм, "вся тварь" (omnis creatura), поскольку он имеет нечто общее со всей тварью: с камнями — бытие, с растениями — жизнь, с животными — чувства, с ангелами — разум (In Evang. 29. 2). Дух человека бестелесен (incorporeus spiritus), но не в абсолютном смысле (Dial. IV 29): хотя он сопряжен с плотью, но в отличие от духа животных не умирает вместе с ней; как и ангелам, ему присуще бессмертие, в то время как плоть человека, образованная из "грязи", так же как и у животных, смертна (Ibid. IV 3–4; Moral. XXIX 10. 21). Душа человека, составляющая его внутреннее существо, несравненно лучше его телесной сущности, которой он обладает извне (In Evang. 14. 1). По природе душа невидима, но познается из ее действий посредством тела, когда оживляет и приводит его в движение в этой жизни или совершает чудеса после смерти, как это происходит с мощами святых (Dial. IV 5–6). По свидетельству Григория Великого, между св. отцами существует большое разногласие по вопросу о происхождении индивидуальной души. Он говорил, что в этой жизни человек не в силах понять, передается ли душа вместе с телом от Адама или дается каждому непосредственно Богом (Reg. epist. IX 52).

    Первый человек, находясь в раю, который Григорий Великий, по-видимому, отождествлял с небесным Отечеством (caelestis patria, superna patria), наслаждался там беседой с Богом и благодаря чистоте своего сердца и высоте созерцания находился среди блаженных ангельских духов (Dial. IV 1). Однако вскоре человек возгордился оказанной ему честью, превознесся в сердце и забыл, что он не только носит в себе образ и подобие Божие, но и образован из низших стихий (Moral. XXIX 10. 21). Он захотел стать независимым от Бога, поступать по своей воле (Ibid. XXXV 14. 28). Более того, человек возжелал самой божественности (divinitatem additurum), которую обещал ему диавол. Однако в результате человек не только не преуспел в этом, но и лишился того, что имел — бессмертия и радостей рая — и был изгнан в мир, где его стали преследовать физические страдания и духовная слепота (Ibid. XXXIII 9. 17; XXXV 14; In Evang. 25. 7–8; Dial. IV 1). Так в человеческом роде от начала мира открылся "поток смерти" (torrens mortis — In Evang. 25. 7), который вместе с тем был и справедливым наказанием Божиим за гордыню человека (Moral. XXIX 10. 21). Нарушив заповедь, человек сам подпал под Божественный приговор, осуждавший его на тление (sententia corruptionis — In Evang. 29. 10; ср.: Быт 3. 19). Из-за греха первородного, или грехопадения (prima culpa, prima praevaricatio, culpa originis, originis reatus, casus), человек как бы вышел из самого себя, из духовного состояния, и оказался во внешнем, материальном мире, подчинился ему. Он лишился умственного света, которым ранее был исполнен, и уже не мог созерцать вышний мир (Dial. IV 1). Ум человека стал беспокойным и изменчивым, утратил способность сосредоточения на чем-то одном, важном и нужном, рассеялся на множество ничтожных и низких помыслов. Беспокойство и изменчивость ума как бы перешли в саму природу человека (Moral. XXVI 44. 79). Человека поразила и духовная смерть — неверие (In Evang. 25. 7). Грех Адама стал наследственным, так что каждый человек рождается связанным узами первородного греха (originalis peccati vinculis), в своем прародителе весь человеческий род прогнил на корню (Reg. epist. IX 52). Люди от самого зачатия и рождения, происходящих во грехе, связаны тленным состоянием природы (naturae corruptibilis condicione), от которого они не могли освободиться собственными силами (Moral. XVIII 52. 84). Поскольку Адам свободно последовал диаволу, он подпал под его власть, так что диавол по праву стал удерживать (jure tenebat) людей в своей власти и низводить в ад (In Evang. 22. 9; 25. 8; 26. 4, 9; Moral. XXXIII 6. 12). Власть диавола опиралась гл. обр. на страсть людей к наслаждениям (In Evang. 22. 9).

     

    Источники: текст - Седмица.Ru, икона - Православный Церковный календарь

     

     

     

    Святитель Григорий Великий (Двоеслов). Беседа 34 в Неделю третью по Пятидесятнице. О взыскании погибшего рода человеческого Спасителем его Ангельские чины Святитель Григорий Богослов. Слово 6, об умных сущностях Священномученик Дионисий Ареопагит. О Небесной иерархии Corpus Аreораgiticum Преподобный Иоанн Дамаскин об ангелах Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов О мире духовном О Промысле Божием по отношению к миру духовному Ангелология О происхождении душ отдельных людей. Бессмертие души

     

    Copyright © 2007-2011 "Angelologia. Православное учение об Ангелах"
    Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного согласия редакции.

    Rambler's Top100