Angelologia. Православное учение об Ангелах

  • На главную страницу
  • Ангелы в иконографии
  •  

    Angelologia. Православное учение об Ангелах

    ___________________

    Дмитрий Марченко

    Дьявольская иконография

     

    Если провести опрос среди населения на тему: «Как выглядят бесы», то большая часть опрошенных наверняка назовёт такие популярные детали диавольского образа, как рога, копыта, длинный хвост, свиное рыло, клыки, когти и так далее. Что же до «аксессуаров», то здесь, по-видимому, будут названы среди прочих вилы (трезубец), кочерга и прочее. Этот образ так прочно въелся в обывательское сознание, что воспринимается как должное.

     

    Одновременно вся эта атрибутика часто служит инструментом идеологических спекуляций. Так, антенны телевизоров в ультраортодоксальной прессе часто сравниваются с диавольскими рогами. Или, например, к бесовскому трезубцу возводится главная фигура современного герба Украины.

    Но если мы обратимся к классической иконописи, то не увидим в изображении диавола ни рогов, ни копыт, ни чего бы то ни было подобного.

    Согласно учению Церкви, бесы – это падшие ангелы, которые вместе с сатаной отпали от Бога.

    Как ангелы, так и демоны являются бестелесными духами. Таким образом, их изображение, в отличие от изображений людей, целиком и полностью символично (даже если эти изображения содержат элементы видений).

    Лествица. Синай, XII век

    Лествица. Синай, XII век

     

    Напомню, что ангелы изображаются в основном как люди, но при этом имеют определенные символические атрибуты, например крылья (отдельно об иконографии ангелов мы поговорим в одном из следующих материалов). Точно так же классическая иконография изображает и бесов: они имеют вид людей, они крылаты.

    А вот дальше идёт конкретное различие.

    Ангелы светлы. Бесы же пишутся темными, как лишенные духовного света (здесь стоит упомянуть, что в древних патериках внешний вид демонов всегда прочно ассоциируется с темнокожестью: «черны, как эфиопы»).

    Ангелы на иконах облачены в роскошные одежды византийских придворных (что символизирует их службу Царю Небесному). Бесы, напротив, пишутся голыми, поскольку «обнажены от всякого блага» (этот символ следует воспринимать в контексте, поскольку обнаженными изображаются и Прародители Адам и Ева в Эдеме, но в этом случае это означает невинность и чистоту помыслов до грехопадения).

    Минологий императора Василия II. Константинополь, 979-989

    Минологий императора Василия II. Константинополь, 979-989

     

    Ангелы всегда благообразны, их волосы убраны. У демонов, наоборот, волосы всколочены, тела иногда покрыты волосами или даже шерстью (а в редких случаях может присутствовать нечто, напоминающее маленький хвост).

    И, пожалуй, наиболее характерное для классической иконографии отличие бесов от ангелов — это их размер. Бесы практически никогда не изображаются одного роста с человеком. Они всегда мельче. Этот символ тоже довольно легко читаем: демоны бессильны сами по себе, они, по замечанию преподобного Иоанна Дамаскина, «не имеют ни власти, ни силы в отношение к кому-либо, если не получают позволения от Бога для осуществления целей Его Домостроительства».

    Как видим, в христианской иконографии бесы были в буквальном смысле «непривлекательными».

    Они действительно, не привлекали внимания. Они были неинтересными. И место для их изображений тоже было довольно определённым – задворки.

    Они всегда маргинальны — в буквальном смысле этого слова: их образы встречаются только в житийных клеймах, в иллюстрациях Писания и т.д. Присутствие бесов в моленных иконах было решительно невозможно, это явление уже сравнительно позднего периода (например, икона «Мученица Марина, побивающая беса»).

    Конечно, народное творчество проникало и в иконопись, различные провинциальные школы могли «оразнообразить» блеклый образ нечистой силы. Но основное русло древней традиции всегда корректировало эти тенденции на христианском Востоке.

    Чудо Феодора Тирона. Россия, XVII век

    Чудо Феодора Тирона. Россия, XVII век

     

    А вот на Западе, особенно после отпадения Западной Церкви от Православия, фольклорные тенденции стали развиваться своеобразно. Демонские образы стали содержательней. Крылья, ранее ничем, кроме темноты, не отличавшиеся от ангельских, становятся перепончатыми, всколоченные волосы преобразуются в рога, лица приобретают звериные черты. Руки и ноги преобразовываются в чудовищные лапы.

    Люди начинают наделять бесов элементами своих ночных кошмаров.

    Иероним Босх. «Ад». Деталь картины «Сад земных наслаждений»

    Иероним Босх. «Ад». Деталь картины «Сад земных наслаждений»

     

    Плодами своей неуемной фантазии (стоит ли напоминать о различии восточного и западного аскетических подходов к видЕниям и воображению?).

    Бесы остаются всё также отвратительными, но при этом становятся интересными. Как часто в готической иконописи можно встретить рядом обычный не столь выразительный образ святого и тут же — потрясающий своим уродством, с тысячей мельчайших подробностей образ демона. Эта тенденция развивается вплоть до эпохи Возрождения, чтобы в полотнах Брейгеля, Босха и других получить наибольшую выразительность, поражающую людей даже в наш век, который, казалось бы, трудно чем-то удивить.

    Михаэл Пахер. Блаженный Августин и сатана. Германия, XV век

    Михаэл Пахер. Блаженный Августин и сатана. Германия, XV век

     

    Не хотелось бы упрощать, но, думается, это связано с разницей аскетического подхода на Западе и Востоке. Православная аскетическая традиция настоятельно не рекомендует в молитве предаваться воображению и быть разборчивым относительно видений. В католичестве — с точностью до наоборот.

    А дальше образ диавола, уже вне прямого церковного контекста, стал вполне логично эволюционировать от интересного, к привлекательному, от привлекательного – к романтическому. И вот уже наш отечественный художник Михаил Врубель создает целую серию работ, посвященных своему «демону», чей образ в трактовке художника обольстительно привлекателен и по замыслу даже должен вызывать сочувствие…

    Православная иконопись держалась довольно долго, хотя западные элементы проникали и в восточную иконографию.

    Общее направление святоотеческого богословия удерживало иконописцев от крайностей. Но после падения Византии, после того, как систематическая духовная образованность сменилась начетничеством, «бесопривлекательность» проникла и к нам. Многие иконописные схемы сохранились, но стали обрастать известными «подробностями».

    Принципиальная традиционность православия все-таки не позволила в целом этому явлению выйти за известные рамки. Но встречаются и исключения.

    Увы, наше время эту направленность не переломило. «Бесопривлекательность» проникла в церковную и околоцерковную литературу. Книги об антихристе, о «загробных видениях», о явлениях бесов заполонили книжные полки и сознание многих православных. Иконопись не остается в стороне и отражает, как в зеркале эту тенденцию, о чем мы уже писали: «Икона, которую я не стал писать» и «Икона "Матрона-игуменья"».

    Конечно, христианин должен знать о демонских кознях, но должен же быть какой-то приоритет.

    Если фиксировать свое внимание только на бесовщине, то она к нам и придет. Как мы знаем из святоотеческой литературы, увлеченность «бесовской темой» к добру не приводит. Так не пора ли вернуть демонов из нашего сознания туда, где им всегда было место – на задворки?

     

    14 июля 2011

     

    Источник: Православіє в Україні

     

     

     

    Икона, которую я не стал бы писать (об иконе, на которой «сатана и архангел Михаил взвешивают души умерших») Рога и копыта. Кто такие бесы, и нужно ли их бояться Ангелология Архангел Михаил — вестник и воин Как изобразить непостижимое? Почему ангел изображается иногда в облачении диакона? Рассказы о явлениях ангелов, о которых говорят библейские книги Небо и земля: Ангел и человек в Священном писании

     

    Copyright © 2007-2011 "Angelologia. Православное учение об Ангелах"
    Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного согласия редакции.

    Rambler's Top100